Мсертельно Имирате.
Урр~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мсертельно Имирате. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — четверг, 22 ноября 2018 г.
Трансформация в ДжекоБаля This light between us 01:33:56
Пожалуй, оставлю тут запись касательно своего марафона по Чёрной, как трон сатаны, Логике. Скажу, что это один из худших периодов в моей жизни, который длится до сих пор, а отягощает всё это вечное вставляние мне палок в колёса от мамы при любой попытке решить проблему быстрее и освободиться от неё... и при любой попытке отдохнуть и морально восстановиться после сделанной работы (ведь она видете ли не может видеть, как я ничего не делаю, а в качестве альтернативы мне предлагается не решать последовательно конкретные задачи, а имитировать деятельность посредством бессистемных действий, с использованием идиотских алгоритмов и, следовательно, минимальным или нулевым КПД). Тем не менее, я крайне редко выбираюсь из воздушных замков и последовательно решаю проблемы, потому подобными достижениями я горжусь больше, чем многими написанными стихами (хотя измученность и моральный дискомфорт мешают получить хоть малую толику удовлетворения от этой гордости, если это вообще можно назвать гордостью). Сейчас мама мне рассказывает, что я стал похожим на труп (конечно, офигенно, как угарелый, бегать по всему городу, обслуживая её хотелки, когда у тебя проблемы с кишечником, бронхит и психика в раздраенном состоянии, а потом, вместо благодарности, выслушивать упрёки), ну да ладно, начну с того, что я сделал за последние 5-6 недель:
- купил замену сломанным колёсикам дверцы от душевой кабинки и починил дверцу (тут сложностей не возникло, ибо мама сама узнала о магазине сантехники, подвезла меня туда, и, в целом, избавила от всех забот, кроме выбора товара и замены детали);
- за один день починил ящик у мамы на работе (пришлось поменять в ящике старый замок на новый, а также полностью заменить направляющие, от которых уже не только колёсики отломались, но и они сам металл в них стёрся до дыр (в буквальном смысле), ещё какой-то гений установил их на 2 см ближе к сидящему, чем они должны были находиться... как итог, ящик выпирал из шкафа даже в закрытом состоянии и открывался с титаническими усилиями. Ниаламид установил направляющие, как надо, теперь ящик задвигается полностью и легко, а также закрывается на ключ). Полезная работа, хвалить и благодарить меня конечно-же не будут. Хотя мамина коллега сказала, что я молодец ^^. Здесь мама тоже меня подвезла, но устанавливать было немного сложно.
- Починил б/у парикмахерское кресло, привезённое ко мне домой в качестве компьютерного кресла. Досталось оно бесплатно, что радует. Колёсики были давным давно отломаны, а штыри от них заржавели и не вытаскивались. Пришлось с помощью плоскогубцев, гвоздодёра, а позже и напильника их вытаскивать. Они туда уже будто вросли, было адски тяжело, я , пытаясь их выдрать, отлетал и раз за разом ударялся спиной о дверь, мне несколько раз зажимало ладонь плоскогубцами, нужно ли говорить, что мамины представления о культуре моей речи сильно изменились за те несколько дней, пока я еб... гм ... занимался любовью с этим креслом. Зато, в конце концов, дело было доделано до конца. После этого уже можно было клеить на ножки кресла, купленные мамой, самоклеющиеся фетровые подставки под мебель (на штыри же их не поклеишь). Маме результат работы понравился, но кресло осталось в моей комнате. Теперь его можно двигать, не царапая пол. Я не очень беспокоюсь по этому поводу, но для мамы, судя по её словам, царапины на полу равносильны шрамам на сердце... легче сделать и забыть, чем постоянно наблюдать эти бытовые занудные и пресные псевдомоноспектакли­. Вообще, быт слишком приземлённый, рутинный, пресный и пошлый для, наблюдаемого мной, псевдолирического обыгрывания. Может быть, это я не способен видеть прекрасное в быте и рутине, но подобное воспринимается, как лоханка покрытая мрамором, позолотой и ручной росписью - всё-равно приземлённо и топорно + искрене недоумеваешь от столь неуместного и нелепого применение всех этих прекрас.
- демонтировал шкаф, прикреплённый к моему компьютерному столу, т.к. он доставлял кучу неудобств, как при размещении вещей на столе, так и при попытке отодвинуть зановеску, дав свету нормально проникать в комнату (компьютерный стол стоит вплотную к окну по всей ширине комнаты). Я планировал спилить стенки ниже нижнего ящика и установить на шкаф для обуви в прихожей, скрепив их винтами. Демонтировать его мне удалось (хоть это долго и напряжно), спилить планируемое (пришлось ехать за пилой на дачу и точить пилу напильником) - тоже, а вот с последним... Шкаф уходил в потолок на 4 см, спасибо потолкам разной высоты в нашем доме (жаль, что в реальности нельзя проходить сквозь текстуры, как в играх), пришлось его рядом поставить, а я, как идиот, уже и дырки для винтов просверлить успел, пришлось потом их заклеивать в шкафу для обуви. Использовал пластмассовые штуки (забыл, как называются) цвета мебели, крепящиеся поверх винтов, чтобы металлический блеск не бросался в глаза, и суперклей (клеит отлично и намертво), часть прилипла к рукам, отдирать было очень долго и тяжело, на ногтях остался, держится до сих пор и блестит, как лак. Не поклонник гендерных стереотипов, посему не беспокоюсь по этому поводу, но вот окружающих это может натолкнуть на смутные сомнения.
- из предыдущего пункта вылилась крупная перестановка мебели в прихожей, которая, по большому счёту, упростила процесс подготовки к выходу и создала более ламповую атмосферу в прихожей. Т.к. под шкафом для одежды было невозможно ни мыть полы, ни пылесосить, ни подметать, и там скапливалось море пыли, мне пришлось демонтировать ножки, как сделал некогда со шкафом для обуви (они из одного комплекта). Это улучшило ситуацию.
-раз уж загнался по мебели в прихожей, повесил крючки для маминых сумок на шкафах для мебели и одежды. Но, т.к. я предусмотрительный,­ я установил их на высоте, на которой она сможет вешать и сапоги (они ей до колена и в шкафу для обуви не помещаются). Но я не только предусмотрительный,­ но и не внимательный и вечно в танке, потому не учёл, что крючки с прищепкой для обуви мама потеряла уже очень давно.
- поэтому я решил создать их своимми силами. Взял давно не нужную маме прищепку для брюк из её шкафа, растпилил напополам проволоку с прищепками, вырвав 2 заготовки из крючка, потом загнул с помощью плоскогубцев и гвоздодёра (да, упоротость 100 lvl), сделав 2 крючка с прищепкой, но крючёк от первоначальной вешалки выбрасывать не захотел, потому дрелью расширил в нём дырку, просверлил другую дырку в найденной пластмассовой прищепке, соединил винтомиком с гайкой и получил третий крючёк с уже лайтовой прищепкой, которая удержит только перчатки, но я для этого всё это и сделал, так что результатом доволен. Теперь мамины сапоги не будут валяться на полу или висеть на дверце шкафа для обуви, что сильно упростит нам жизнь.
- починил стол. Ну, как починил, там не хватало винта, но от его отсутствия ничего не рассыпалась, хотя передвигать стол без рисков было сложнее. Я взял аналогичный винт с другой его ножки, но такой так и не нашёл, нашёл похожий, но горааааздо длинее. Пришлось идти с ним к преподу, у которого мы проходили слесарную практику, он даже прервал свою работу, чтобы мне помочь, за что ему огромное уважение. Он очень добрый и тёплый мужчина, было приятно сидеть на его уроках и проходить у него практику, он никогда не позволял себе лишнего, да и вообще, вызывает только добрые чувства. В результате, стол был починен, но то, сколько я бегал по магазинам метизов перед тем, как всё-же рискнул купить винт другой длины, зачлуживает, чтобы это бвло записано в отдельный пункт.
- купил крепления для досок, прикрывающих ножки компьютерного стола, к ножкам (старые крепления пришли в негодность), заменил пропавшие детали, теперь эти доски не валяются мёртвым грузом у стены, а выполняют свою функцию. На самом деле, так себе работа, но пусть пунктик будет.
- поняв, что одними чеками и билетами (не говоря уже о газетах) мы выбрасываем ну очень много бумаги, с которой могли бы иметь хоть какой-то доход, организовал сбор макулатуры у нас дома. Позже, заметив, что в хлебнице частенько старый хлеб лежит до заплесневения, что делает новый хлеб, который мы туда кладём, куда вреднее и опаснее для нас, решил не доводить до этого и стал делать кормушки из пластиковых бутылок, которые я нередко покупаю в колледже, чтобы крошить туда старый хлеб, который ещё не заплесневел, но уже жёсткий для нас. Это сложнее, чем кажется. Для крючка использовал чудом сохранившуюся у нас проволоку. Короче, я бунтарь - мои сверстники пьют, курят и беспорядно кутят, а я птичек кормлю, ломая систему.
- купил швабру специально для компьютерного стола. У него много ножек и они поставлены узко, как итог, мыть под ним полы обычной шваброй - пытка. Нужно её подпилить, чтобы доска, на которую надевается тряпка была не длинее 19 см. Сегодня разметил, но время уже не позволяло орудовать инструментами, так что планирую начать пилить утром.
- убил вечер на то, чтобы раскопать в интернете, как часто нужно проветривать квартиру, а также, как часто нужно мыть/протирать/чист­ить поверхности и электроприборы, окна и зеркала, полы, душевую кабинку, унитаз, кухонную и ванную раковины, газовую плиту. Полученную информацию о необходимой частоте проведения санитарных операций в доме уместил на 1 листе и распечатал, добавив ещё лист с основными положениями ведения хозяйства. Угрохал на это кучу сил и времени, т.к. у нас нет никакой системности в хозяйстве, как следствие, всё плохо, много где бардак/налёт/грязь,­ ни у кого в доме нет сил справляться с этим, да ещё и мамины попытки справиться с беспорядком напоминают бессистемную борьбу с ветряными мельницами. Но старался я зря т.к. мама сказала, что по инструкции делать не будет. Жизнь - тлен, когда ты из кожи вон лезешь, а твоими стараниями подтираются. Замечательно.
Не упомянул не доведённые до конца действия, например, как я бегал по городу в поисках плафонов для люстр в прихожей (т.к. те, что у нас, из цветного стекла пропускают свет очень плохо). Нашёл хорошего и грамотного продавца, который посоветовал заменить лампы на светодиодные (с таким-же цоколем) и поставить матовые плафоны (т.к. прозрачных нигде не найти), но вопрос не был доведён до конца, т.к. мама не захотела раскошеливаться, теперь у нас в прихожей просто лампы без плафонов... хотя бы лучше тех вечных сумерек, что были у нас в прихожей. Также не упомянул, сколько я гонялся по городу по большенству из этих вопросов (а гонялся я очень много).
Как-то так, есть ещё пара незаконченных дел по хозяйству, включая продажу лишних вещей через интернет, которые мне нужно закончить, чтобы разорвать этот адский круг рефлексий и беспросветного тлена. В начале мама мне хоть помогала... и не мешала, а сейчас всё приняло ужасные обороты, шикарно тащить всё на своих плечах, когда мама откровенно открестилась от всех забот и только акцентирует внимание бесконечными повторениями на проблемах, не делая НИЧЕГО для их решения, мешая мне их решить, и не выказывая мне НИКАКОЙ благодарности, когда я всё-же решаю проблемы. Системно принимать лекарства и лечить прогрессирующий уже больше месяца бронхит сил нет, лечить кишечник - тоже, про психику молчу. Хотя это даже хорошо, после череды истерик и скандалов, которые я закатил у нас дома, мама старается больше не заваливать меня акцентами на проблемах, просьбами и требованиями, т.е. границы частично восстановлены. Закончить бы весь этот ад и нормально уйти назад в воздушные замки. Но зато я прыгнул выше головы в области, где я слаб и прежде не был так продуктивен, это круто.
Вчера — среда, 21 ноября 2018 г.
Взято: «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи) Schwarz Walzer 22:25:05
­Элиа Мерибель 11 апреля 2015 г. 14:50:30 написала в ­~ Results of tests
Анжела Блан
Сегодня утро в деревеньке Хаундсворт выдалось на удивление погожим благодаря неестественно затянувшемуся бабьему лету в этом году. Трава еще и не думала жухнуть, будто застывшая на грани между летом и осенью. Небольшое озерцо уже стало покрываться тоненькой корочкой льда у берегов, да только общего и, к слову, весьма притягательного пейзажа этот факт не портил. Солнце едва-едва показалось из-за холма, частично освещая замок лорда Генри Бэрримора на пригорке, мелкую рябь на поверхности воды и двоих девушек, расположившихся на расстеленном на песчаной косе покрывале. Точнее, расположилась одна, держа над головой кружевной зонтик, а другая в негодовании нарезала вокруг нее круги, взрывая песок каблуками туфель.
Ты исподлобья наблюдала за своей подругой, тщетно пытающейся спрятать под складками фартука руки, густо усеянные синяками и рубцами от ударов кнутом. Уже в который раз ваша встреча начиналась именно со стыдливо опущенного взора и нервного перекручивания рук за спиной. Это все сильнее начинало раздражать. «До чего глупый поступок! – с досадой подумала ты. – Она ведь прекрасно понимает, что я все вижу, к чему тогда весь этот маскарад?»
- Хозяин вновь бушует, да?
Как тебе показалось, при этих словах она сжалась еще больше.
- Нет-нет, это старые…Не успели зажить. Он просто очень нервный…
- Вот смотрю я на тебя и диву даюсь, - возмущенно вещала ты, наконец опустившись на покрывало рядом с Анжелой. – Почему ты просто не уйдешь от этого надутого индюка, который за малейшую провинность сразу за кнут хватается? Считай, один рывок – и ты свободна! И что только тебя держит рядом с ней? Неужели тебе не к кому пойти, где твои родные? Должен же был у тебя остаться хоть кто-то из родных!
- Брат-близнец есть…но он живет далеко, при дворе королевы. По крайней мере, он писал мне в последнем письме, что он – личный советник Ее Величества, а это, как сама понимаешь, немалая честь для нашего рода…
- Ничего себе! А почему же ты тогда просто не поедешь к нему?
- Ну…у него своя жизнь, у меня – своя…Лучше его не беспокоить просто так. Да и потом, каждого человека нужно прощать, даже если человек жестокосерден…Об этом ведь глаголет нам Господь.
Ну вот, опять…поистине фанатическая набожность Блан не раз вызывала в тебе жгучее желание встряхнуть ее за плечи и разубедить. Но, как бы странно не звучало, именно потому, что тебе хотелось, ты не могла этого сделать. Вообще, рядом с этой девушкой ты всегда менялась – от милой до жестокой, и все в считанные секунды. Когда рядом не было Анжелы, тебя по поведению почти невозможно было отличить от нее самой: благодушный, отзывчивый человек, готовый поддержать и помочь. Но едва дело касалось твоей подруги, твою личность было не узнать: дружелюбный и даже какой-то лукавый огонек вмиг сменялся адским пламенем, приветливая улыбка – злобным оскалом, а руки из расслабленных становились какими-то неестественно скрюченными. Ты не могла стерпеть жестокости по отношению к молодой Блан.
Вообще ваша дружба казалась чем-то из ряда вон выходящим. Познакомились вы, когда ты в своей карете проезжала мимо окраины деревеньки, а поскольку времечко было позднее, то ты упросила кучера остановиться на ночлег в Хаундсворте. Именно в эту пору тебе помогла Анжела, чуть ли не грудью проложив тебе путь в замок ее господина. Этого ты ей не забыла и с тех пор по три раза в неделю ездила из Лондона в гости к ней, всякий раз привозя девушке какой-нибудь подарок. Это вызывало пересуды среди деревенских жителей: с чего бы столь высокородной леди интересоваться простой служанкой, да еще и относиться к ней, как к равной себе? Лорд Генри не рисковал возмутиться: во-первых, титул «герцогиня» будет повыше, чем простой лорд, к тому же после того, как ты увидела его отношение к своей горничной…Пожалуй, такого громогласного рева умирающего медведя деревня еще не слышала. После этого он сторонился тебя всякий раз, как только замечал, прячась за углом коридора, при этом потирая саднящее горло и вспоминая, как ты сперва чуть не задушила его, а потом с искренним отвращением порвала кнутовище. Зато Анжела каждый раз встречала тебя с сияющим взором и улыбкой на половину лица, и это тебе нравится. Единственное что – эта ее безумная любовь к Господу, которая, казалось, руководила каждым ее шагом.
- Слушай, Ангел, - ты всегда называла ее так: из-за имени и наклонностей. – Поклонение Богу, конечно, никто не отменял, но…если всю свою жизнь без особых на то причин посвящать ему, то так ты и в самом деле станешь ангелом! Хоть бы повеселилась раз: станцуй, спой – ну хоть что-нибудь! Завтра на площади вашей деревеньки устраивается вечер танцев – учитывая царящую в этой местности угнетающую атмосферу, такое я бы не советовала пропускать. Ты обязана туда пойти!
- Не с кем же…
- А вот хотя бы и со мной! – ты вновь сорвалась с места и схватила Анжелу за руки, побуждая подняться вслед за тобой. – Я костьми лягу, но все же добьюсь своего и выведу тебя на вечернее гулянье!
- Ну..ладно…а там точно будут только танцы? – робко поинтересовалась она.
- Да точно, точно, - заверила ты. – Ничего аморального.
- А платье? – глуповатые, по твоему мнению, вопросы, сыпались один за другим. – У меня ведь осталось из выходных только это.
- Подберем тебе. Или же, на худой конец, закажем, - уверенно отозвалась ты. – Знаю я одну персону – так ей что не поручи, все, что угодно сшить сможет. Так или иначе, а я ничего не заставит меня отказаться от своих слов!
Следующим вечером
С грустью ты взирала на неподвижно стоящую у стеночки таверны, перед которой устраивалось празднество и хозяин коей вынес во двор патефон, Анжелу. Непонятно почему, но ее на танец никто так и не пригласил. Почему? Разве уступала она кому-нибудь из находящихся здесь в красоте?
Эх, вероятно, это все только из-за того, что она прислуживает такому моральному уроду, как лорд Бэрримор. Ее односельчане слишком бояться всего, что с ним связано, а потому стараются избегать не только разговора, но даже встречи с ней с глазу на глаз. Ты понимала, что подобному «стаду» вряд ли удастся доказать обратное насчет твоей подруги. Но вместе с тем в тебе все бурлило от возмущения и ты в конце концов не выдержала.
- Иди сюда! – девушка с удивлением уставилась на протянутую тобой руку.
- (Твое имя)? Что случилось?
- Не говори ничего – просто дай мне руку и двигайся в том направлении, в котором иду я, - спокойно отозвалась ты. – А то что же получается: обещала я тебе веселье, а в итоге что? Получается, что не сдержала обещания, а наш род ведь всегда был честен с людьми.
- (Твое имя), на нас же смотрят? Что о нас подумают, что скажут?! – в отчаянии шептала Анжела, впрочем, не мешая тебе вести ее в танце.
- Знаешь, Ангел, когда-то мой отец говорил мне: «Главное в этой жизни – быть счастливым. И не важно, какое заключение может сделать врач из Бедлама», - беззаботно откликнулась ты. – Так что сейчас отбрось все мысли и думай о чем-то хорошем. Пусть говорят, что хотят – не хотели тебя на танец приглашать, ну и не надо, это их заботы. А то, что выглядим со стороны странно – так мало ли? Нам с тобой и вдвоем неплохо, верно?
- Э…да, правда, - впервые на лице Анжелы появилась улыбка.
Чего вам только не довелось сегодня прослушать и протанцевать: контрданс, лансье, рил и даже джигу...Вначале крестьяне только настороженно косились на вас, но когда пришла пора водить хоровод, довольно многие из них даже забыли о своей неприязни к чужакам – все-таки, подобное в их краях устраивается нередко.
В этот вечер всю дорогу к стоящему на пригорке экипажу тебе довелось выслушивать благодарности Анжелы по поводу платья и прекрасного вечера, почти задыхающейся от восторга и усталости. Надо признать, ты чувствовала себя легко, как никогда. Все-таки приятно осознавать, что ты делаешь человека счастливым…
Именно поэтому, пребывая в этакой приятной прострации, ты помахала рукой подруге и нырнула в карету, не заметив хищного прищура аметистовых глаз и не расслышав ее слов:
- Хорошая девочка…Чистая. Пожалуй, именно ее я и могла бы взять себе в помощницы...
­­
Реакции остальных
Поместье Фантомхайв
Сиэль Фантомхайв: Его юное сердце, не привыкшее к теплу, обожгло, как огнем, стоило ему натолкнуться на заботу и бьющую фонтаном отзывчивость. Но это ровно до момента сообщения о том, что ты являешься вторым Цепным Псом Ее Величества. Впрочем, от того, что он увидел тебя в деле, его больше чем хорошее отношение ничуть не испортилось. С тех пор вам не один раз приходилось вместе выполнять поручения королевы. Ты похожа на Лиззи, это очевидно, но вот от Мидлфорд-младшей тебя отличает то, что ты в случае опасности, не колеблясь, примешь меры, вовсе не жалея о содеянном, в то время как Лиззи рыдает всякий раз, когда проявляет мужество. И это качество завораживает юного Фантомхайва, как бы он этому не противился. Впрочем, как известно, с искушением бесполезно бороться – лучше ему поддаться.
Себастьян Михаэлис: Считает своим долгом сообщить тебе, что твое влияние на его господина весьма благотворно, раз уж он уже сам может одеться, стоит дворецкому утром сообщить о твоем надвигающемся визите. Разумеется, в свойственной ему манере: на ушко и голосом профессионального соблазнителя. Ему ничего не стоило разгадать, что ты «с ангелами знаешься», а потому назло Клоду и Эшу хочет тебя совратить. Сам же он, что называется, никак к тебе не относится – есть ты – хорошо, нет тебя – еще лучше. К тому же, если ты общаешься с Алоисом, то не очень-то расположен демон тебе доверять. Что ж, пока ты не причинишь боль господину, он не тронет тебя.
Мэйлин: Она рада, что Элизабет теперь меньше придирается к ней с требованием снять очки и одеть что-либо «милое». Втайне была бы вовсе не против, если бы господин сделал тебе предложение руки и сердца и ты, ответив на него согласием, сделалась хозяйкой поместья. К тому же, она знает, что в свете твой род слывет особами, серьезно занимающейся благотворительность­ю, к тому же – ты еще один Цепной Пес Виктории, а потому чтит тебя еще больше.
Бардрой: Он, пожалуй, единственный из всех обитателей имения Фантомхайв, кто уже окончательно убедился, что твоя особа ему неприятна, и даже очень. Что поделать, он никогда не питал особого уважения к «святошам». Правда, в открытую он своего недовольства не показывает, ибо против мнения большинства вряд ли попрешь.
Финниан: Он не раз водил тебя дорожками сада усадьбы графа, показывая по отдельности каждый цветок и в красках расписывая его очарование – развлекал, как только мог. В общем, он очень дорожит новым знакомством, так как Мэйлин ясно дала понять, что лично проследит за тем, чтобы ее друзья к тебе относились хорошо. А с Мэйлин, как известно, шутки плохи, особенно если она серьезна.
Танака: При тебе он как можно скорее превращается в себя настоящего, всем свои видом демонстрируя саму приветливость. Он уже навострился на скорое появление новой хозяйки в поместье Фантомхайв, что несказанно его радует.
Плуто: При виде тебя волнуется, ох как волнуется, набрасываясь на хрупкую фигурку и сбивая с ног, тем саамы открывая себе превосходное пространство для вылизывания дорогого ему человека. Именно дорогого, ибо ты для пса даже лучше, чем дворецкий и ангел вместе взятые. Себастьян объясняет это тем, что пес привязан к тебе, чем беззастенчиво и пользуется, прося тебя выгулять животное. Надо сказать, не так уж это и легко – главным образом из-за того, что тебе каждый раз приходиться изрядно помучиться, чуть ли не силком запихивая его в штаны.
Поместье Транси
Алоис Транси: Впервые не испытывает неприязни к тому, кто общается с его дворецким, потому как к мальчишке ты относишься так же хорошо, как и к Анжеле Блан. Твое понимание вперемешку с напускной, сугубо материнской строгостью заставляют юношу чуть ли не на коленках перед тобой ползать. Порой даже подумывает, что если бы вы с Клодом были вместе, то ему бы доставалось вдвое больше любви – по крайней мере, все мысли юноши сводятся именно к этому. Мысли поженить вас двоих уже неоднократно посещали его голову, к тому же, как известно, господин имеет полное право женить или выдать замуж свою прислугу. Он видит в тебе – ни много ни мало – маму, которая могла бы подарить ему то, чего так не доставало этому мальчишке в детстве.
Клод Фаустус: Что же касается самого Фаустуса, то пауку уже давным-давно безразлично, на чьей ты стороне. Все равно, кому ты отдаешь предпочтение – когда он заполучит твою душу, это станет уже неважно. Демону до безумия нравится запах твоей души, порой ему кажется, что он даже готов отдать все ранее поглощенные, лишь бы ты принадлежала ему. Какой ангел, о чем ты – к светлой стороне по его решению ты точно не будешь принадлежать.
Ханна Анафероуз: Если господин и дворецкий и относятся к тебе во всех смыслах положительно, то она уж точно не принадлежит к их числу. Знаться с ангелами – по мнению горничной-демона это позор, неизгладимым клеймом налагающийся на человека. К тому же немалую роль играет желание Клода присвоить тебя себе, что она также не может оставить без внимания.
Томпсон: Всецело согласен с Анафероуз.
Тимбер: Поддерживает мнение Томпсона.
Кантербери: А чего же еще ожидать от существ, у которых одни мозги на троих?
Поместье Мидлфорд
Алексис Леон Мидлфорд: В глубине души ему жалко дочку, но перечить своей супруге он не в силах, ибо у них в семье царит матриархат. К тому же, твой отец является одним из хороший друзей маркиза и рвать эту дружбу тому ой как не хотелось бы.
Фрэнсис Мидлфорд: В отличие от дочери, ей уже известно, кому на самом деле принадлежит сердце молодого Фантомхайва. Это может показаться чем-то абсурдным, но…она даже не думает ничего менять. Женщина и до этого подозревала, что в будущем у ее дочери и графа не будет гармонии, а потому не сильно огорчилась, узнав, что помолвка трещит по швам. К тому же ты девушка во всех смыслах порядочная – придраться ей в тебе не к чему.
Эдвард Мидлфорд: Он не может не относиться к твоей персоне с уважением, потому как твой отец является одним из попечителей Уэстонского колледжа, его Альма Матер. К тому же, от матери наслышан о твоем истинном предназначении в этом мире, отчего его уважение к тебе только возросло.
Элизабет Мидлфорд: Она мнит вас двоих самыми лучшими подругами, которых когда-либо видела земля, потому как вы похожи довольно во многом. Например, в желании помочь дорогому человеку. Но смотри – так будет продолжаться ровно до того момента, как Сиэль сообщит ей о том, что у него теперь новая невеста, а ведь он уже вознамерился…
Паула: Бывает, что она не нарадуется на вас с госпожой, подбирающих друг другу наряды на очередной бал или же попивающих чай в саду Мидлфордов. В ее понимании ты – совсем как вторая Элизабет, но немного решительнее.
Департамент жнецов
Уильям Ти Спирс: Он довольно спокойно относится и к ангелу, и к тебе, а потому еще как-то терпит те дни, когда Анжела прилетает и внимательно изучает книгу, в которой написано о твоей жизни. К чему это ей понадобилось – его не интересует, но вот непонятное волнение ангела, листающего страницы – настораживает.
Грелль Сатклифф: Жнец уже которую неделю пребывает в каком-то безумном восторге от твоей персоны, чему он и сам порой удивляется. Даже Себастьян как бы на второй план отходит. Пусть ты и не любишь красный, но, как известно, противоположности притягиваются – и сейчас эта история находит подтверждение в его лице. Он трезво осознает, что ты, как и ворон, не из тех, кто позволит петь себе о любви, но, по его словам: «Раз я сам избрал это бремя, то и пронесу его до конца». Он не прекратит преследовать тебя, пока не добьется ответа на свои почти безумные чувства.
Гробовщик: В какой-то мере даже сочувствует тебе, поскольку любовь такого, как Грелль – дело страшное. Иногда даже своеобразно утешает тебя, при этом без его знаменитых печений и склянки чая дело никогда не обходится. Бывает, что он в шутку советует: «На твоем месте я бы переоделся мужчиной, изменил имя и фамилию, и улетел бы куда-нибудь далеко-далеко…Но я не уверен, что он тебя там не найдет, дорогая». Неплохое утешение, не правда ли?
Рональд Нокс: Вы с ним познакомились во время очередного бала, на который он явился, дабы забрать души уединившейся парочки, которая должна была погибнуть, да там и разговорились. А расстались уже хорошими приятелями. Поэтому он часто навещает тебя, иногда передавая какую-нибудь симпатичную безделицу красного цвета, но вот от кого она – никогда не говорит.
Эрик Слингби: Потешается над тем, что Рональд решил вдруг побыть почтальоном. О тебе он не имеет понятия, но вот тот факт, что Нокс вытаскивает из Департамента абсолютно нелепые вещи он не может оставить без насмешки.
Алан Хамфрис: Прекрасно знает, куда пропадает Рональд, но выдавать это приятелю в силу его нрава не торопиться – мало ли что взбреде тому в голову? А вообще он удивлен – не каждый день дамы заинтересовывают такого, как Сатклифф.
Лоуренс Андерсон: Грелль попросил старика изготовить еще одну пару очков красного цвета и передал их тебе с Рональдом – а что, в его глазах это превосходный подарок.
Королевский двор
Королева Виктория: Эта женщина очень дорожит тобой как сильным союзником - именно так, союзником, а не слугой, а потому изо всех сил пытается устроить твою жизнь благополучно. Она поставила перед собой цель – самолично выдать свое доверенное личико, как она любит поговаривать, замуж. Выискался даже претендент на твою руку и сердце, но это, увы, отнюдь не граф Фантомхайв.
Эш Ландерс: А вот и та самая особа, которой Ее Величеством предписывается взять тебя в жены. С первых же минут знакомства ты поняла, что он кого-то тебе напоминает, а именно – того самого брата, о котором говорила Анжела. Та же набожность, и внешность похожа. Только вот фамилии разные…Однако твои подозрения все же подтвердились - он действительно оказался братом Анжелы. Надо заметить, ты никогда не преминешь попенять ему, почему тот не поможет сестре. Сам же Эш не может думать ни о чем другом, кроме как сломить твое сопротивление и улететь наконец вместе на небеса, где будете только вы вдвоем. О том, что он и Анжела – одно целое, пока что умалчивает, выдумывая всякие байки о социальном неравенстве. На предложение руки и сердца ты не отвечаешь, мечтая как можно скорее избавиться от его общества.
Эарл Чарльз Грей: А если тебе и не удается от него избавиться, то тебе помогает пылающий ревностью граф Грей, давно присвоивший тебя себе в силу своей любви, о которой – классика жанра – ты и не подозреваешь, впрочем не мешая себе благодарить его за помощь. В твоих глазах он – великовозрастный ребенок, делающий все, что в его силах, только бы обратить на себя мнение окружающих. Всеми силами препятствует надвигающемуся бракосочетанию, ставя палки в колеса Эшу и Фиппсу, а также активно помогая тебе ссориться с мужской частью ангела.
Чарльз Фиппс: К великому огорчению твоей личности и своего напарника, поддерживает мнение Виктории, а потому лично следит за приготовлениями к свадьбе. Самое интересное: он сам возжелал помочь тебе с выбором платья, демонстративно не замечая твоего недовольства. Даже подшивать его сам вызвался, а это уже нечто невообразимое. Он мнит себя кем-то вроде заботливого отца, помогающего ребенку лучше разбираться в людях. «К чему печалиться? – часто повторяет он, вытирая твои слезы платочком. – Замужем да за таким человеком как за каменной стеной будете!»
Цирк «Ноев Ковчег»
Барон Келвин: Ему хватило одного твоего визита к нему вместе с Сиэлем, дабы сравнить вас двоих и, забыв о всех своих предыдущих планах, сделать своей главной целью тебя. Нет, не для домашнего цирка – он хочет получить тебя для дел более извращенных. Мой тебе совет: остерегайся этих останков человека, обходи десятой дорогой!
Доктор: Он как-то странно поглядывает на твои руки и ноги. По-моему, он заинтересован в тебе как в ценном материале для своих безумных исследований, так что мой совет по поводу Келвина можно и даже нужно применить и к этому человеку.
Джокер (Томас): Было время, когда вы встречались еще до основания цирка. Еще тогда, когда он не был Джокером. Искренне жалея несколькими годами старше тебя парнишку оборванного и без руки, ты никогда не могла пройти мимо, не подарив что-нибудь ему и его друзьям, неотступно следовавшим по пятам. А на днях вот приехал в Лондон цирк и, сидя на представлении, ты с изумлением узнала в рыжем импресарио того самого паренька. Сразу же после выступления ты специально отыскала его, чтобы поздравить с тем, что он уже намного лучше сумел устроиться в жизни. Сам же Джокер до конца своих дней останется тебе благодарен за оказанную когда-то помощь, превознося тебя так же, как и Отца.
Бист (Мэри): Мнения возлюбленного, увы, она отнюдь не разделяет: ее настораживает твое искреннее желание помочь, плюс – помощь в ее понимании абсолютно ненужная вещь, которую принимаешь только в том случае, если ты слаб и беспомощен. Она избегает разговора с тобой, зачастую просто проносясь мимо и вперив глаза себе под ноги.
Даггер: Сперва он был немало удивлен, узнав, что девчушка, постоянно сбегающая к ним в работный дом, до сих пор не забыла ни одного из их компании. Но еще больше его ошеломило то, что она выросла в такую красавицу. По сравнению с тобой, по его мнению, даже укротительница отходит на второй план. Теперь приветствуй ночные серенады под окном, страстные признания в любви, разносящиеся чуть ли не на полгорода, а заодно и учись выкручиваться, дабы избегать допросов от возмущенной Анжелы.
Долл: Вы с ней были почти ровесницы, когда встретились в первый раз. Уже тогда обе прониклись симпатией друг к другу, а теперь, когда вы повзрослели, она только увеличилась. Вы можете часами напролет сидеть у нее в палатке и обсуждать парней, ее необычный стиль и те события, которые произошли с вами за то время, что вы не видели друг друга.
Снейк: Поскольку этого молодого человека ты среди «старых знакомых» не видела, ты сочла необходимым поговорить с ним о том, как он попал в основной состав. Правда беседа не сразу задалась: он отвечал кратко и весьма неохотно. Как результат, вскоре ты вообще потеряла к нему интерес: мол, не хочешь знакомиться – и не надо.
Питер Бланко: Если его сестра и относиться к тебе с уважением, то он – точно нет. Как и Бист, он считает, что принимать от кого-то помощь – унизительнее некуда. Помимо того, его раздражает, что почти весь состав от тебя без ума, в то время как он сам ничего примечательного в тебе не видит.
Венди Бланко: Как и было сказано выше, ты пользуешься большим уважением с ее стороны. Вместе с Долл зачастую ведете задушевные беседы.
Джамбо: Никогда не отказывает, если ты просишь его сыграть тебе песню о сыне волынщика. Естественно, после изрядно надоевших скрипки и пианолы губная гармошка и деревенский напев отдает чем-то новым, доселе неизведанным. Собственно, именно песня и положила начало приятельским отношениям между вами.
Скотланд-Ярд
Лорд Артур Рэндалл: Его раздражает каждое твое появление в Скотланд-Ярде, главным образом из-за того, что все твое внимание направлено не на него, видавшего виды уважаемого человека, а на какого-то молодого детектива, у которого на счету намного меньше раскрытых преступлений. Короче говоря, он просто завидует.
Фредерик Абберлейн: Его твоя доброжелательность не обошла вниманием: ты помогаешь ему с улаживанием дел в семье, а потому он готов чуть ли не жизнь за тебя отдать.
Остальные
Принц Сома Асман Кадар: С тех пор, как ему стало известно, что причиной неожиданной депрессии его младшего братишки являешься ты, он не слишком-то жалует твою персону. Почти все свое время он теперь посвящает успокоению Сиэля, хотя, если честно, его помощь скорее раздражает графа еще больше. А так он почти не придает твоему существованию значения.
Агни: В отличие от принца не делает поспешных выводов, считая, что раз ты предпочла Сиэлю другого, то не по своей воле, а потому, что тебя принудили пойти на такой шаг. Можно сказать, что ему даже жаль тебя, но увы – с мнением господина нужно всегда считаться.
Лау Тао: Находит происходящее довольно интересным: еще бы, ведь не каждый день граф Фантомхайв так сильно огорчается из-за девушки! Первое время пытался даже своеобразно взбодрить Сиэля, уверяя его, что он еще найдет себе другую или же «отпустит себя» по примеру самого китайца…Но, взглянув на тебя, вынужден был признать, что у молодого графа весьма недурен вкус, раз он решил избрать владелицей своего сердца именно тебя.
Лан Мао: Ей остается только молча кивать, слушая разглагольствования­ брата. Никогда не видела тебя, но после столь разных рекомендаций со стороны знакомых, была бы не против узнать, что же ты на самом деле за человек такой.
Ангелина Дюрлесс (Мадам Рэд): Она была бы счастлива, если бы ты вышла замуж за ее племянника, но стоило твоей помолвке с Ландерсом выйти в свет, ты вмиг растеряла всю благосклонность с ее стороны. Еще бы, ведь мадам уже третий месяц пребывала в мечтах поняньчить ребеночка! К тому же, она не может стерпеть, когда ее родственнику причиняют боль или неудобства – а Сиэль ведь долго не мог оправиться от новости, даже растеряв всю свою сдержанность.
Анжела Блан: Она решила довериться тебе настолько, что даже позабыла о бдительности и открыла свое истинное обличье, но не говоря, что одновременно является и Эшем. Сперва тебя чуть Кондратий не хватил – накаркала, твоя подруга и в самом деле оказалась ангелом! Ты долго не могла поверить собственным глазам – только через две недели ты приняла поставленный перед тобой факт, но с трудом. А пока что ангел зазывает тебя улететь вместе с ним на небо, обещая, что только тебе одной будет дозволено жить в Новой Англии. Срок на раздумья – неделя, хотя она с большим удовольствием ускорила бы прибытие дня, когда ты дашь ей ответ.
Дорсель Кейнс: По приказу Анжелы он теперь прислуживает тебе, выполняя малейшую прихоть. Но вот только сам шарманщик отнюдь не в восторге от того, что ему при этом запрещено даже посмотреть тебе в глаза или дотронуться до теплой кожи – все поручения нужно выполнять с опущенной в почтении головой. Что же касается тебя, то нет для тебя лучшего времяпрепровождения­, чем садиться рядом с ним и слушать его пение, постепенно погружаясь в сон. Именно поэтому ты и не знаешь, что кукольник подолгу наблюдает за твоим безмятежным лицом, перебирая твои волосы или оглаживая щеки. Кукла чувствует привязанность – можешь собой гордиться, ты сумела пробудить чувства в марионетке.
Нина Хопкинс: Угадай-ка, кому было Ее Величеством лично поручено создать для тебя свадебное платье по самой последней моде, к тому же, богато расшитое золотом и драгоценными камнями? Между прочим, во время примерки портная заметила, что тебе только крыльев за спиной не хватает – и был бы вылитый ангел.
Лорд Алистер Чембер (Виконт Друитт): По желанию Виктории он будет считаться одним из самых почетных гостей на свадьбе, если, разумеется, не считать ее самой и графа Фантомхайва. Он уже успел посвятить твоей светлости длинный слащавый, впрочем, как и всегда, комплимент и взять с тебя обещание (не без твоего раздражения, разумеется), что второй танец на своей свадьбе ты подаришь ему, а потому теперь ему не избежать злобных взглядов нескольких пар недовольных глаз. Эх, похоже, все решили за тебя…
Артур Уордсмит: Книжный шкаф в твоей комнате забит книгами, среди которых находятся три книги, принадлежащие его перу – но лично ты этого писателя не знаешь.
Не знаю, смею ли надеяться...но скажете ли автору что-нибудь? http://eliameribel.­beon.ru/0-29-moi-tes­ty.zhtml#e203
Источник: http://tobosoyno.be­on.ru/0-12-pust-govo­rjat-a-ja-ostanus-pr­i-svoem-kuroshitsuji­-zhenskie-personazhi­.zhtml
Герой Советского Союза Борисов Михаил Алексеевич чтобы помнили. Viktor Efimov 21:35:19
 ­­


Борисов Михаил Алексеевич род. 11.11.1917
в с.Топтыково ныне Чаплыгинского р-на Липецкой обл.
в семье крестьянина.
Русский.
В Советской Армии в 1938-39.
В 1939 окончил школу военных летчиков в г.Борисоглебск.
Работал инструктором-летчик­ом во Фрунзенском аэроклубе Москвы.
В 1941 призван в ВМФ. На фронтах Великой Отечественной войны с июля 1942.
Летчик 62-го истребительного авиационного полка (ВВС Черноморский флота)
кандидат в члены КПСС младший лейтенант Борисов 10.8.1942 участвовал
в отражении налета авиации противника на Новороссийск.
Во время боя с пятью вражескими бомбардировщиками уничтожил 3 из них,
совершил 2 тарана на горящем истребителе. В этом бою погиб.
Звание Героя Советского Союза присвоено 6.5.1965 посмертно.
Награжден орденом Ленина, медалями.
Навечно зачислен в списки воинской части.
21.11 Dankor 20:23:09

Просто mudaк



Колбасит, меня колбасит.
Я чувствую, что с началом всей этой истории с Ринатом во мне бушует зверская буря.
То я порхал, как бабочка на ветру и счастливый плыл по течению, то сейчас у меня настал момент невероятного самоедства, самосомнения, самонеуверенности во всем, что касается этого человека.
Я беспричинно могу сидеть вечером и почувствовать, как на меня наплывает какая-то безграничная черная туча и она так давит на меня, что я начинаю плакать.
Мне помогает с кем-то поговорить, но помогает не настолько сильно, чтобы я расслабился.

Сейчас дело дошло до того, что я встал во время наплыва этих эмоций и начал через силу приседать, растягивать ноги. Такая, экспресс-треня на 5 минут.
Потому что реально чувствую свои загоны, которые не хотят уходить.
Немного полегчало.

Перестал нормально есть.
Поел порцию пасты и пол кусочка тортика и чувствую, что пережрал пиздец.

А началось это месиво, потому что мне не пишут уже с 13:00.
Еще и после вчерашнего, чувство, что я безвозвратно разочаровал человека, хотя на самом деле очень вряд ли. Ну или частично. Или вообще нет.
Я стал истеричкой и это факт.
Нет желания кого-то обмазывать своими соплями , бесконечно много ныть, искать утешения.
Это не поможет мне сейчас.
Если крыша едет, только я знаю, как ее можно вправить обратно, хотя бы временно.
Но сука, не хочу так мучится. Я знал, что будет это опять. Когда я буду сохнуть по человеку, сидеть над телефоном 24/7 и как щенок ждать хоть несколько слов.
Противно.
Ущербно.
Больно.
И самое тупое, что когда я все же дождусь пару слов, во мне воцариться гармония, мол, чо я так парился? Все же отлично.
Меня колбасит уже несколько недель. Начиная от "все плохо, блять, опять те же грабли, опять те же негативные эмоции, опять это нестабильное эмоциональное поле" до "та ебать, я самый счастливый человек на земле, все это так мило, тепло и мрмрмр"

Определенно сложно быть мной.

Завтра у мамки др, пойдем в пиццерию посидим, надеюсь я там набухаюсь. Учесть, как я ем в последнее время, я таки набухаюсь.
Ринат снова уезжает на выходные. Снова режим Хатико мод он.
Я буду, скорее всего, уходить в фильмы, сериалы, книги, учебу, работу, во что угодно, потому что эта привязанность меня начинает дико бесить.
Я места себе не нахожу и сказать ничего не могу.

Категории: Личное, Данкор да у вас демоны.
20:24:09 Dankor
А еще меня тошнит и стало холодно
20:24:24 Dankor
прям до мурашек холодно, будто лихорадит
Прогулка по Москве** АленаМайская 09:04:32
Кажется, в начале нового 2018 года я написала список желаний. То, что казалось мне более-менее выполнимым, пришлось «выкинуть», а то, что, как я думала, не исполнится никогда…
Итак, в воскресенье я прибыла на вокзал где-то за полчаса до отправления экспресса. Когда мы подъезжали к Москве, я не могла поверить, что выйду и не встречу тебя. Мне было жалко и страшно. Я понимала, что это глупо, но надежда жила во мне, как будто бы ничего и не происходило.
Храм Христа Спасителя. Когда я зашла в него, мне показалось, что я попала в Рай. Какой он огромный. Какой красивый. И какой покой внутри.
Я прогулялась по тем же улицам, зашла в тот же Мак (мне так кажется). С ума сойти. Я вспомнила, как показывала и говорила тебе «Смотри!», когда йорк прыгал к хозяйке, хотел, чтобы его тоже угостили.
Неужели моя мечта была тогда совсем рядом? Когда я показывала тебе плакат и говорила, что хочу на этот мюзикл (или я просто подумала тогда об этом?).
Анна Каренина. Долгожданная. Немного комом первые действия, которые сменялись с невероятной быстротой. Очень понравилось начало, паровоз, его пассажиры, их песня, в которой для меня было очень много смысла. «Мы пассажиры…» Паровоз, интересная сцена. Ария Распорядителя была великолепна. А как он двигался! Он танцевал и одновременно пел, для меня это было поразительно. Дыхание не прервалось ни на секунду.
Китти была само совершенство и чистота. Ее чудесный звонкий голос, эмоции «Смотрите же, они как будто бы одни…». Константин Дмитрич великолепно исполнил песню «Домой». «Смотришь – совершенство». Очень красивый голос, естественные эмоции.
Красавец Вронский, который «исполняет свои обещания всегда». «Гордая и т.д.» Анна. А сам Каренин. Это нечто. Александр Маракулин, как же он исполнил эту роль! Мне было жаль его героя к концу мюзикла (не знаю, какие эмоции он вызывает в книге), точнее, я ему сочувствовала. Когда я увидела его в первый раз, мне показалась, что вот она, взрослость, скука, цифры; что перед нами человек, которого не интересует ничего, кроме его богатства или чего-то подобного. Его слова, обращенные к Анне, которая обняла по приезду сына, что и муж заслуживает внимания… В общем, я готовилась к тому, что Каренин – отрицательный герой. Очень понравилась сцена на скачках. Как Анна тревожно вставала, он сдержанно ее усаживал. Как перед этим пел о приличиях «Я прошу соблюдения приличий!». А как он пел «Неблагодарность». На этом слове мне показалось, что голос его разлился по залу и взлетел до самых небес, но при этом это не было максимумом его голоса (мне так кажется). Восхищение. Как колебался и писал письмо Анне, по совету княгини (очень красивая сцена, когда слова появляются на полупрозрачном экране) – «Сереже сказано, что Вас на свете нет». И под конец, когда он подходил к ней, в театре, обнимал, говорил, что «Ты больна. Пойдем домой», а она его оттолкнула. Ему так хочется любить ее. И, кажется, он даже не требует, чтобы она любила его. Когда поет о том, что не простит ее неблагодарность, а после обнимает сына. Он прощает… В моей душе он оставил неизгладимое впечатление. Голос, внешность, то, как он сыграл и какие чувства во мне вызвал – как будто бы заглянул в мою душу или даже в душу каждого из нас, ведь всем нам так нужна любовь, всем нам очень хочется любить и прощать (пусть мы и не показываем это)…
Анна очень красивая. Великолепный голос, очень мне понравилась сцена с метелью. И Анна, и Вронский хорошо спели; и этот падающий снег, белое на черном (платье). Очень понравилась колыбельная, которую она пела Сереже (в полной тишине, без музыки!). Вронский немного оттолкнул свои суждением, что и без ее ребенка им будет хорошо, ведь они теперь свободны, она королева, а он с ней король. И Анна с ним довольно легко согласилась. Печаль.
Понравилась сцена, где Китти и Константин Дмитриевич объясняются в своих чувствах, пишут друг другу на стекле первые буквы слов, которые они хотят сказать. «Могу ли я надеяться?..» «Да!». Наконец-то они обрели свое счастье, через несколько лет все-таки нашли друг друга.
Сцена с крестьянами, с полем красивая, но как-то не влилась для меня в общую картину и показалась лишней.
Сцена, когда Китти и Анна исполняли «Если бы знать» замечательна. Очень красивая песня, все слова с тем вымученным смыслом, который и должен быть. И самое главное – прощение: мы видим, как Китти обнимает в конце Анну.
Стива хорошо исполнил свою роль, спел замечательную «Смотрите проще…».
Вронский, которого мы видели блистающим красавцем, в котором была такая любовь, быстро падает в наших глазах. Чем больше он отсутствует, тем больше его любит Анна – что-то такое сказал Константину Стива. У него теперь свои дела, ему некогда быть с Анной, он решает важные вопросы. Но Анну мне почему-то не было жаль.
Было страшно осознавать тот момент, когда она, гордая и величественная, но уже надломленная, пришла в театр, когда люди бросали ей в глаза «Тварь! Бессовестная тварь!». Ты думаешь, как человек способен справиться с таким, когда он совсем один?
Дуэт Каренина и Вронского был грустным («И в том моя вина») – оба они были одновременно рядом и в то же время так далеко от нее.
Сама Анна… Чего ты хотела, милая? Что получила в итоге? Оттолкнула мужа, загорелась страстью, которая быстро сошла на нет у твоего возлюбленного. Получила пепел…
Сцена с ее гибелью под поездом страшная и красивая одновременно. И опять же тут появляется Распорядитесь – для меня немного мистическое существо (впрочем, он же человек), который ведет ее за собой. Красная нить между началом и концом.
Когда я собиралась на мюзикл, думала, что после просмотра захочу прочитать книгу. Но нет. История оказалась для меня ужасной и тяжелой. Ты смотришь и понимаешь, что где-то загораются лучики света (особенно вначале), но все идет к гибели, и нет никакой надежды на спасение. Для меня это тяжело. Читаю и люблю Достоевского, который почти всегда воскрешает падшие души, дает им спасение, приводит их к нему. Но у Толстого (хотя нельзя судить книгу по мюзиклу), видимо, все наоборот. Отталкивающая история…
Русская классика и мюзикл – мне казалось, что это несовместимые вещи. Спасибо создателям и актерам – они показали, что это не так. Спасибо!..­­ ­­ ­­ ­­ ­­
Позавчера — вторник, 20 ноября 2018 г.
урр Господин Лейтенант 22:54:01

бросила бояться­ и привыкл­а есть с руки

м, кстати, я решила
если останусь в балагане, буду несколько лет долбать Ольгу Алексеевну, чтобы мы поставили «Дёрни за верёвочку»
хоть я даже и не знаю, кого мне играть там

в этот раз мне не дадут играть мужского персонажа, переделав его в женского( как было с Валькой из чучела
Виктор должен будет остаться Виктором
не быть же ему Викой, Вика уже есть

возможно, к тому времени, когда мы решимся это ставить, у меня уже отрастут волосы и я смогу играть Вику
ну или может хоть Лидку
дайте мне Шута, и чтобы посимпатичнее
Герой Советского Союза Бурлака Исак Ефимович чтобы помнили. Viktor Efimov 17:19:05
 ­­

Бурлака Исак Ефимович род. в 1907
в с.Пеньковка ныне Литинского р-на Винницкой обл. в семье крестьянина.
Украинец.
Образование начальное.
Работал в колхозе.
В Советской Армии с марта 1944.
В действующей армии с апр. 1944.
Наводчик пулемёта 1176-го стрелкового полка (350-я стрелковая дивизия,
13-я армия, 1-й Украинский фронт) рядовой Бурлака 18.7.1944 при форсировании р.
Западный Буг (Буг) южнее г.Кристинополь (Червоноград Львовской обл.)
первым переправился вброд, установил пулемёт на зенитную установку и отразил
налёты вражеской авиации. У р.Сан 24.7.1944, ведя пулемётный огонь, уничтожил
8 фашистов и 4 взял в плен. 29 июля 1944 первым преодолел р.Висла южнее
г.Сандомир (Польша) и огнём обеспечивал переправу стрелковых подразделений.
Звание Героя Советского Союза присвоено 23.9.1944.
Награжден орденом Ленина, медалью.
В одном из последующих боёв 13.12.1944 погиб.
Похоронен в с.Бжезе (в р-не г.Сандомир).
Улица в родном селе названа именем Героя.
понедельник, 19 ноября 2018 г.
Герой Советского Союза Бочарников Аркадий Николаевич чтобы помнили. Viktor Efimov 20:24:50
 ­­

Бочарников Аркадий Николаевич род. 25.8.1925
в с.Булановка Шебекинского р-на Белгородской обл. в семье крестьянина.
Русский.
Окончил среднюю школу.
В Советской Армии с апр. 1943.
С 1943 В действующей армии.
Наводчик орудия 533-го истребительно-проти­вотанкового артиллерийского полка
(61-я армия, 1-й Прибалтийский фронт) комсомолец ефрейтор Бочарников в бою
у дер.Крижишки (Мажейкский р-н Литовской ССР) 25.10.1944, отражая в составе
батареи контратаку пехоты и танков, с дистанции 100-150 м подбил тяжелый танк.
Когда панорама орудия была разбита, а расчет выведен из строя, произвел
наводку по стволу и подбил второй тяжелый танк. Противотанковыми гранатами
и бутылкой с горючей смесью поджег третий танк. Был ранен, но продолжал сражаться.
В этом бою погиб.
Звание Героя Советского Союза присвоено 24.3.1945 посмертно.
Награжден орденом Ленина, медалью.
Похоронен на военном кладбище в г.Седа.
На могиле Героя установлена мемориальная доска.
Имя Героя навечно занесено в списки личного состава воинской части.
Его имя носит Теткинская средняя школа Глушковского р-на Курской обл.
воскресенье, 18 ноября 2018 г.
С кометой Сеpый в сообществе Вечность 14:30:31

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

– Не знаю, для чего я это записываю,– медленно произнес Джордж Такео Пикетт в парящий перед его лицом микрофон.
– Вряд ли кому-то доведется слушать запись. Говорят, комета пронесет нас по соседству с Землей только через два миллиона лет, когда будет снова огибать Солнце.
Просуществует ли человечество так долго? И будет ли комета такой же великолепной, какой увидели ее мы?
Возможно, наши потомки тоже снарядят экспедицию, чтобы взглянуть на нее поближе. И обнаружат ракету…
Даже через столько тысячелетий наш корабль будет в полном порядке. Останется горючее в баках, и воздух в отсеках – ведь продукты кончатся раньше, и мы умрем от голода, а не от удушья. Впрочем, вряд ли мы станем дожидаться этого, проще открыть воздушный шлюз и покончить сразу.
Подробнее…В детстве я читал книгу об арктических исследованиях – «Зимовка во льдах». Ну вот, что-то в этом роде ожидает нас. Мы со всех сторон окружены льдом, огромными ноздреватыми айсбергами, «Челенджер» летит среди роя ледяных глыб, которые очень медленно – сразу и не заметишь – вращаются вокруг друг друга. Но такой зимы не знала ни одна экспедиция на полюсы Земли. Почти все эти два миллиона лет будет держаться температура четыреста пятьдесят градусов ниже нуля по Фаренгейту. Мы. уйдем так далеко от Солнца, что тепла от него будет не больше, чем от звезд. Кто-нибудь пытался морозной зимней ночью греть руки в лучах Сириуса?
Нелепый образ, вдруг пришедший на ум Джорджу Пикетту, окончательно добил его. Перехватило голос, с такой силой нахлынули воспоминания о мерцающих в лунном свете сугробах, о перезвоне рождественских колоколов над краем, от которого его сейчас отделяло пятьдесят миллионов миль.
Внезапно он разрыдался, точно ребенок, не мог совладать с собой, с тоской по всему тому прекрасному на Земле, чего прежде не ценил по-настоящему и что теперь навсегда утрачено.
А как хорошо все началось, сколько было радостного возбуждения, ожиданий! Он помнил – неужели всего полгода прошло? – как впервые вышел из дому посмотреть на комету; незадолго перед тем восемнадцатилетний Джимм Рэндл увидел ее в самодельный телескоп и отправил свою знаменитую телеграмму в обсерваторию Маунт-Стромло. Тогда комета была едва заметным светящимся облачком, которое медленно скользило через созвездие Эридана, южнее экватора. Далеко за Марсом она мчалась к Солнцу по невероятно вытянутой орбите. В прошлый раз комета сияла на небе безлюдной Земли, и некому было любоваться ею; возможно, никого не будет, когда она появится вновь. Человечество в первый (и, быть может, единственный) раз видело комету Рэндла.
Приближаясь к Солнцу, она росла, выбрасывала струи и языки, самый маленький из которых был во сто крат больше Земли. Когда комета пересекла орбиту Марса, хвост ее – этакий исполинский вымпел, развеваемый космическим бризом,– протянулся уже на сорок миллионов миль. Тут наконец астрономы сообразили, что предстоит, пожалуй, самое великолепное небесное зрелище, какое когда-либо наблюдал человек; комета Галлея, которая являлась в 1986 году, не шла ни в какое сравнение. И организаторы Международного астрофизического десятилетия решили, если удастся вовремя снарядить экспедицию, послать вдогонку комете исследовательский корабль «Челенджер». Ведь может пройти не одно тысячелетие, прежде чем снова представится такой случай!
Неделю за неделей комета Рэндла в предрассветные часы сияла на небе, затмевая Млечный Путь. Вблизи Солнца она вновь ощутила зной, которого не испытывала с той поры, когда по Земле бродили мамонты. И активность ее росла; словно лучи мощного прожектора, плыли среди звезд струи светящегося газа, изверженные ее ядром. Хвост, теперь уже сто миллионов миль в длину, делился на замысловатые ленты и полосы, очертания которых менялись за одну ночь. И всегда они были устремлены прочь от Солнца, будто гонимые к звездам вечным могучим ветром из сердца солнечной системы.
Когда Джорджа Пикетта назначили на «Челенджер», он долго не мог поверить своему счастью. Конечно, сыграло роль то, что он кандидат наук, холостяк, славится отменным здоровьем, весит меньше ста двадцати фунтов и давно расстался с аппендиксом. Но разве мало других журналистов с такими данными?
Что ж, скоро они перестанут завидовать…
Грузоподъемность «Челенджера» была маловата, экспедиция не могла взять с собой только репортера, и Пикетт совмещал журналистские обязанности с научными. На деле это означало, что он вел вахтенный журнал во время дежурства, был секретарем начальника экспедиции, следил за расходом припасов и материалов, занимался учетом. Снова и снова думал он, как это кстати, что в космосе, в мире невесомости человеку достаточно трех часов сна в сутки.
Нужен был немалый такт, чтобы одно дело не шло в ущерб другому. Когда он не был занят бухгалтерией в своем закутке и не проверял наличие в кладовых, можно было побродить с магнитофоном по кораблю. Одного за другим Джордж Пикетт проинтервьюировал каждого из двадцати ученых и инженеров, которые составляли экипаж «Челенджера». Не все записи были переданы на Землю; некоторые интервью оказались перегруженными техническими подробностями, другие чересчур скудными, третьи излишне многословными. Во всяком случае, он побеседовал со всеми, и как будто никто не мог пожаловаться, что его обошли. Впрочем, теперь это уже не играет никакой роли…
Интересно, что сейчас делается в душе доктора Мартинса? Помнится, астроном был одним из самых твердых Орешков; зато он мог рассказать больше, чем кто-либо другой. Пикетту вдруг захотелось отыскать запись первого интервью Мартинса. Джордж великолепно понимал, что пытается уйти в прошлое, чтобы не думать о настоящем. Ну и что ж? Если это удастся, тем лучше!…
Двадцать миллионов миль отделяли от кометы стремительно летящий корабль, когда Джордж поймал Мартинса в обсерватории и приступил к допросу. Он хорошо помнил это интервью. Вид невесомого микрофона, слегка колеблемого воздушной струей от вентилятора, был до того необычным, что Пикетт никак не мог сосредоточиться. А по голосу ничего не заметно, звучит с профессиональной непринужденностью…
«Доктор Мартинс,– гласил первый вопрос,– из чего состоит комета Рэндла?»
«Состав сложный,– отвечал астроном,– и все время меняется по мере удаления кометы от Солнца. Хвост преимущественно из аммиака, метана, углекислого газа, водяных паров, циана…»
«Циана? Но ведь это ядовитый газ! Что было бы, если б Земля попала в такую струю?»
«Ничего. Несмотря на свой эффектный вид, хвост кометы, по нашим земным понятиям, чуть ли не вакуум. В объеме, равном объему Земли, газа столько же, сколько воздуха в пустой спичечной коробке».
«Но это разреженное вещество образует такое красочное зрелище!»
«Как и любой сильно разреженный газ в электрическом поле. И по той же причине. Солнце бомбардирует хвост кометы частицами, которые несут электрический заряд. И получаются как бы светящиеся космические письмена. Только бы рекламные конторы не додумались использовать это – распишут всю солнечную систему своими объявлениями!»
«Ужасная мысль… Хотя, уверен, найдутся такие, которые назовут это торжеством прикладной науки. Но оставим хвост. Скажите, скоро мы достигнем сердца кометы – или ядра, как вы его, кажется, называете?»
«Догонять в кильватер всегда трудно. Не меньше двух недель нужно, чтобы подойти к ядру. Будем идти внутри хвоста и постепенно изучим всю комету в продольном сечении. До ядра еще двадцать миллионов миль, но мы уже кое-что знаем о нем. Во-первых, оно чрезвычайно мало, меньше пятидесяти миль в поперечнике. И не сплошное; похоже, что ядро – это облако из тысяч роящихся частиц».
«Мы сможем проникнуть внутрь ядра?»
«Заранее трудно сказать. Возможно, безопасности ради мы исследуем его через наши телескопы с расстояния в несколько тысяч миль. Но сам я был бы очень разочарован, если бы мы не вошли внутрь. А вы?»
Пикетт выключил магнитофон. Что ж, все верно. Конечно, Мартинс был бы разочарован, тем более, что опасности как будто нет. Как будто? Комета вообще не приготовила никаких каверз, угроза таилась на борту их собственного корабля…
Одну за другой они пронизывали огромные, невероятно разреженные завесы: хотя комета Рэндла теперь мчалась прочь от Солнца, она все еще выделяла газ. И даже когда корабль подошел к самой плотной части кометы, их практически окружал вакуум. Светящийся туман, который простерся на много миллионов миль, почти беспрепятственно пропускал звездный свет. А прямо по курсу яркое пятнышко ядра, подобно блуждающему огоньку, манило их за собой вперед и вперед.
Электрические возмущения в окружающем веществе возросли настолько, что нарушилась связь с Землей. Сигналы их главного передатчика пробивались с трудом, и последние несколько дней космонавты ограничивались тем, что передавали ключом «ОК». Когда корабль вырвется из кометы и возьмет курс на Землю, связь восстановится, а пока они почти так же обособлены, как землепроходцы в старину, когда радио еще не было. Неудобно, конечно, но ничего страшного. Пикетт был даже рад, больше времени оставалось на канцелярию. Хотя «Челенджер» шел к сердцу кометы – путешествие, о котором до двадцатого столетия не мог мечтать ни один капитан! – кому-то надо было вести учет продовольствия и прочих запасов…
Медленно, осторожно, прощупывая радаром пространство во всех направлениях, «Челенджер» проник в ядро кометы и замер там среди льдов.
Фред Уипл, сотрудник Гарвардской обсерватории, еще в сороковых годах угадал истину. Но даже теперь, когда они все увидели своими глазами, трудно было поверить: маленькое – относительно – ядро кометы оказалось гроздью айсбергов, которые, летя по общей орбите, в то же время кружили, меняясь местами. В отличие от ледяных гор земных океанов они не были ослепительно белыми и состояли не из замерзшей воды. Грязно-серые, ноздреватые, словно подтаявший снег, со множеством «карманов» метана и аммиака, они то и дело, нагретые солнечными лучами, извергали исполинские струи газа. Зрелище великолепное, но поначалу Пикетту некогда было любоваться им.
Зато теперь времени хоть отбавляй…
Джордж Пикетт проверял наличные запасы, когда столкнулся с бедой, причем он даже не сразу осознал ее масштабы. Ведь на складе все было в порядке, запасов хватит на весь обратный путь до Земли. Он сам в этом убедился, оставалось только свериться с данными, которые хранились в крохотной – с булавочную головку – ячейке электронной памяти корабля, отведенной для бухгалтерии.
Когда на экране вспыхнули первые несусветные цифры, Пикетт решил, что нажал не тот тумблер. Он стер итог и повторил задание вычислительной машине.
Было шестьдесят ящиков вакуумированного мяса, израсходовано семнадцать, осталось… Ответ гласил: 99999943!
Он пробовал снова и снова – с тем же успехом. И тогда, озадаченный, но еще далеко не встревоженный, Пикетт пошел искать доктора Мартинса.
Он нашел астронома в «Камере пыток» – миниатюрном гимнастическом зале, втиснутом между кладовками и переборкой главной цистерны горючего. Каждый член экипажа был обязан упражняться здесь по часу в день, чтобы мышцы не ослабли в невесомости. Мартинс сражался с набором тугих пружин, и лицо его выражало мрачную решимость. Он еще больше помрачнел, выслушав доклад Пикетта.
Несколько манипуляций на щите управления – и все стало ясно.
– Электронный мозг свихнулся,– сказал Мартинс– Не может даже ни складывать, ни вычитать.
– Ничего, починим!
Мартинс покачал головой. От его обычной вызывающей самоуверенности не осталось и следа. Он больше всего напоминал резиновую куклу, из которой начал выходить воздух.
– Даже его создатели не справились бы. Тут несчетное множество микроцепей, они упакованы так же плотно, как в мозгу человека. Запоминающее устройство еще действует, но вычислитель никуда не годится. Он просто делает винегрет из поступающих в него чисел.
– Что же будет? – спросил Пикетт.
– Всем нам крышка, – просто ответил Мартинс.– Без вычислительной машины мы пропали. Не сможем рассчитать орбиту для возвращения на Землю. Чтобы с карандашом и бумагой сделать все вычисления, понадобилась бы целая армия математиков, да и то ушла бы не одна неделя.
– Но это смехотворно! Корабль в полном порядке, продовольствия и горючего вдоволь, а вы говорите, что мы погибнем из-за каких-то пустяковых расчетов.
– Пустяковых расчетов? – К Мартинсу даже вернулась частица прежней энергии.– Выйти из кометы на орбиту, ведущую к Земле, – это же серьезный маневр, нужно около ста тысяч вычислительных операций. Даже машина тратит на это несколько минут.
Пикетт не был математиком, но достаточно разбирался в астронавтике, чтобы понять, в чем дело. На корабль, летящий в космосе, действует множество небесных тел. Главная сила, которая определяет его движение, – притяжение Солнца, прочно удерживающее все планеты на их орбитах. Но и планеты тянут корабль в разные стороны, конечно, намного слабее. Учесть соперничающие силы, а главное, использовать их, чтобы достичь желанной цели,– пусть до нее не один десяток миллионов миль,– задача головоломная. Пикетт понимал отчаяние Мартинса: ни один человек не может работать без необходимого в его деле инструмента, и нет дела, для которого требовался бы более хитроумный инструмент.
Даже после того, как начальник экспедиции объявил всем о поломке и состоялось чрезвычайное совещание, прошел не один час, пока люди уразумели, что их ожидает. До рокового конца было еще много месяцев, и он казался просто нереальным. Им грозила смертная казнь, но исполнение приговора откладывалось. К тому же за иллюминаторами по-прежнему была великолепная картина.
Сквозь облако пылающей мглы – это облако станет вечным небесным памятником погибшей экспедиции – они видели могучий маяк Юпитера, ярче любой звезды. Что же, если остальные предпочтут покончить с собой сразу, кто-то из экипажа, возможно, еще доживет до встречи с самым рослым из детей Солнца. «Стоит ли прожить несколько лишних недель,– спрашивал себя Пикетт,– чтобы воочию увидеть картину, которую первым в свой самодельный телескоп наблюдал Галилей четыре столетия назад: спутников Юпитера, снующих взад-вперед, будто шарики на невидимой проволоке?»
Шарики на проволоке. Вдруг из подсознания Джорджа вырвалось полузабытое воспоминание детства. Видимо, оно уже несколько дней зрело – и вот наконец проклюнулось.
– Нет! – крикнул он.– Чепуха! Меня поднимут на смех!
«Ну и что же? – возразила другая половина его сознания.– Тебе нечего терять, и по крайней мере, каждый будет занят своим делом, а не думать о продовольствии и кислороде».
Искра надежды лучше, чем безнадежность…
Джордж Пикетт перестал крутить свой магнитофон; уныние как рукой сняло. Он отстегнул эластичный пояс, встал с кресла и пошел на склад искать нужные материалы.
– Такие шутки,– сказал три дня спустя доктор Мартинс, – до меня не доходят.
И он презрительно посмотрел на самоделку из дерева и проволоки, которую держал в руке Пикетт.
– Я знал, что вы так скажете,– миролюбиво ответил журналист.– Но сперва послушайте меня. Моя бабушка была японка, и в детстве я слышал от нее историю, которую вспомнил только теперь, несколько дней назад. Кажется, это может нас спасти. После второй мировой войны устроили однажды соревнование – в быстроте счета состязались американец, вооруженный электрическим арифмометром, и японец с абаком вроде этого. Победил абак.
– Плохой был арифмометр или оператор никудышный.
– Нарочно отобрали лучшего во всех вооруженных силах США. Но не будем спорить. Проведем испытание, назовите два трехзначных числа для умножения.
– Ну… 856 на 437.
Пальцы Пикетта забегали по шарикам, молниеносно гоняя их по проволокам. Всего проволок было двенадцать, это позволяло производить действия над любыми числами от единицы до 999 999 999 999 или, разбив абак на секции, одновременно делать несколько вычислений.
– 374072,– ответил Пикетт почти мгновенно.– А теперь посмотрим, как вы управитесь с помощью карандаша и бумаги.
Прошло около минуты, наконец Мартинс, который, как и большинство математиков, был не в ладах с арифметикой, крикнул:
– 375072!
Проверка тотчас показала, что Мартинс ошибся, хотя умножал в три раза дольше, чем Пикетт.
Удивление, ревность, интерес смешались на лице астронома.
– Кто вас научил этому фокусу? – спросил он. – Я думал, на такой штуке можно только складывать и вычитать.
– А что такое умножение, если не многократное сложение? Я семь раз сложил 856 в ряду единиц, три раза – в ряду десятков, четыре раза – в ряду сотен. То же самое делаете вы на бумаге. Конечно, есть приемы для ускорения, но если вам показалось, что я считаю быстро, посмотрели бы вы на брата моей бабушки! Он служил в банке в Иокогаме. Как пойдет щелкать – пальцев не видно. Он меня кое-чему научил, да ведь с тех пор больше двадцати лет прошло. Я еще только два дня упражняюсь, пока считаю медленно. И все-таки надеюсь, что мне удалось хоть немного убедить вас.
– Еще бы! Я просто поражен. Вы и делить можете так же быстро?
– Почти, надо только руку набить.
Мартинс взял абак, погонял шарики взад-вперед. Потом вздохнул.
– Гениально… Но нас это не выручит, даже если бы на нем можно было считать вдесятеро быстрее, чем на бумаге. Машина в миллион раз эффективнее.
– Я подумал об этом,– ответил Пикетт, теряя самообладание. (Этот Мартинс рохля какой-то, нет у него воли к борьбе. Хоть бы задумался, как управлялись астрономы сто лет назад, когда не было никаких счетных машин!) -Вот что я предлагаю, – а вы скажите, если я ошибаюсь…
Он обстоятельно, не торопясь, изложил во всех подробностях свой план. Слушая его, Мартинс заметно воспрянул духом и даже рассмеялся; впервые за много дней Пикетт слышал смех на борту «Челенджера».
– Вижу лицо начальника экспедиции,– воскликнул астроном,– когда он услышит, что нам всем придется вернуться в детский сад и играть в шарики!
Никто не хотел верить в абак, пока Пикетт сам не показал, как на нем считают. Люди, выросшие в мире электроники, никак не ожидали, что нехитрая комбинация проволоки и шариков способна на такие чудеса. Но задача была увлекательная, а речь шла о жизни и смерти, и они горячо взялись за дело.
Как только инженеры изготовили несколько достаточно совершенных копий грубого оригинала, сделанного Пикеттом, все начали учиться. Основные правила он объяснил за несколько минут, главное была практика, многочасовые упражнения, чтобы пальцы автоматически, без участия мысли, перебрасывали шарики. Некоторые и через неделю непрерывных занятий не смогли развить достаточной скорости и точности, зато другие быстро превзошли самого Пикетта.
Космонавтам снились шарики и проволока, во сне они продолжали считать… Когда они хорошо освоили простейшие приемы, экипаж разбили на группы, которые азартно состязались между собой, совершенствуя свое умение. В конце концов лучшие научились за пятнадцать секунд перемножать четырехзначные числа, и они могли это делать несколько часов подряд.
Все это была чисто механическая работа, которая не требовала большой смекалки, а только навыка. По-настоящему трудная задача выпала на долю Мартинса, и тут ему никто не мог помочь. Ему пришлось забыть привычные приемы работы с вычислительными машинами и составлять задания так, чтобы их механически выполняли люди, совершенно не представляющие себе смысла обрабатываемых чисел. Астроном сообщал данные, они вычисляли по указанной им схеме, и через несколько часов живой математический конвейер выдавал ответ. А чтобы застраховаться от ошибок, две группы работали параллельно и время от времени сверяли свои итоги.
– Итак,– обратился Пикетт к своему микрофону, когда время наконец позволило ему вспомнить о слушателях, с которыми он было навсегда распрощался,– мы создали счетную машину из людей вместо электронных ячеек. Конечно, она действует в несколько тысяч раз медленнее, не справляется с очень большими числами и легко устает, но все-таки делает свое дело. Рассчитать весь обратный путь нельзя, это чересчур сложно, но мы хоть определим орбиту, которая позволит достичь зоны радиосвязи. Как только корабль уйдет от электрических помех, мы сообщим свои координаты на Землю, и оттуда электронные машины подскажут, как нам быть дальше. Мы уже вышли из ядра кометы и не летим к границам солнечной системы. Наш новый курс подтверждает точность расчетов, насколько вообще можно говорить о точности. Правда, корабль еще внутри кометного хвоста, но от ядра нас отделяют миллионы миль, мы больше не увидим этих аммиачных айсбергов. Они мчатся к звездам, в леденящую ночь межсолнечного пространства, мы же возвращаемся домой…
– Алло, Земля… Земля! Вызывает «Челенджер», я «Челенджер»! Отвечайте, как только услышите нас, помогите нам с арифметикой, пока мы не стерли пальцы до кости!


Артур Кларк
22982' Ловец стрекоз в сообществе ~ Magic is here ~ 07:59:01
­­


Категории: 'Anime, 'Manga, Kuroshitsuji, Эдвард Мидлфорд, Элизабет Мидлфорд
суббота, 17 ноября 2018 г.
Стол — твоя остановочка. Семь Грехов в сообществе Hostel-City |набор хостов| 15:11:07

rеve

1. Пассажир (ник).
2. По желанию выбери водилу (хоста).
каталог: http://stereozavr.b­eon.ru/0-8-katalog.z­html
Если не знаешь кого - прочерк.
3. Услуга. (Подчеркни)
Общение|Тематическо­е общение|Ролевое общение|Тематическа­я ролевая|Псих. поддержка|Совет|Сво­еобразное общение (Ругань|Неадекватно­сть)
4. Остановка. (Подчеркни)
ЛС|Тема|Skype|ICQ|V­K|WhatsApp|Телеграмм­
5. Личное пожелание.






Правила Hostel-City:

1. Запрещено писать сотрудникам сообщества в лс без заказа, по возникающим вопросам обращайтесь к модераторам.
2. Не принятый заказ во время чистки стола переоформляет гость.
3. Принятие гостя другим гостем карается БАНОМ .
4. Модеры - Боги, что стараются ради вас, за неуважение к их труду - "БАН"
5. Если гость/хост ставит себя выше другого, гость имеет право отказаться либо написать жалобу, а хост - отменить заявку и отправить модератору запрос о БАНЕ.
6. По всем вопросам к модерам в ЛС.


Категории: Стол.
показать предыдущие комментарии (2)
10:15:08 Всё пройдет.
Туточки ~
10:47:08 245B
Элпис Ро Лс
11:12:07 Веснопляс
Забрала
Добро пожаловать в королевство.  
­­

Временно заморожена! По личным причинам и обстоятельствам, что происходят в жизни админа.

Королевство Ардазия славится своей красотой и богатствами, королевство где сосредоточена казалась вся магия и божественная сила этого мира. Давным давном, когда к власти не пришла королевская династия, в этом королевстве процветало все самое темное в этом мире, раньше это королевство было центром всемирного зла и носило совсем иное название - Моргвен, где правил один из старших богов, бог что отказался от светлой сущности решив пойти на сделку с тьмой. Боги - это существа, что были созданы соблюдать равновесие в мире Демиургом, но один из них пошел против Отца решив превратить один из процветающих миров в шахматную доску для собственного развлечения. Но на каждое зло найдется свое добро! Через несколько столетий, появился герой, которого благословили боги и даже казалось сам Демиург снизошел на благословение герою на победу над темным богом, что нарушил равновесие от желания развеять собственную скуку и показать то, насколько жалки остальные обитатели этого мира. Зло было повержено этим героем, что погиб в сражении и которого восславляют в одах и легендах! С тех самых пор не знало горе великое королевство Ардазия, где правил мудро король вместе со своей семьей. Да пришло время наследнику найти невесту, по этому случаю стали собираться достойные претендентки на роль будущей королевы, чтобы принц выбрал для себя будущую королеву, да только вот хочет ли сам принц сочетать себя узами брака? К тому же король решил вместе с этим сделать ставку и на свою дочь, поэтому приехали и многие претенденты на руку и сердце прекрасной принцессы.
Но..все ли так плавно будет идти жизнь этого королевства, когда окажется что из под глаза короля оккультное общество поклоняющееся темному божеству, что когда-то властвовало над миром, смогли возродить темного бога несколько веков, да какого было их тогда удивление, когда в центре темного зала на руинах замка в котором жил бог, вдруг появился тот самый герой. Но герой ли? Ведь темная аура вокруг него исходящая так и говорила о том, что это тот кого они и хотели возродить, а личности одного из принцев светлоэльфийского трона давно уже нет. Тогда стало ясно, темный бог не был убит, он лишь уснул заключив сделку с героем, чтобы обрести новую силу и новую жизнь, в обмен на множество веков спокойствия для королевства, а теперь когда он набрался сил и почти восстановился, он заберет все что принадлежало ему ранее! Хоть и сейчас он скрывает факт своего пробуждения, не смотря на то, чем больше становилась его сила, тем больше его чувствовали остальные темные.
Оракул этого мира почувствовала опасность и были найдены свитки в которых говорилось о победе над темным богом, где было несколько трактировок, что приведет к победе или поражению этого бога: В золотом свитке, что был найден в королевстве драконов, было сказано о том, что прибудет герой из другого мира, что и должен мечом одного из младших богов пронзить само сердце темного; В серебряном свитке, что хранился в сокровищнице королевской семьи Ардазия было сказано о двух избранных, что должны забыть о всем, лишь для того чтобы одолеть бога; А вот в свитке прекрасных воздушных нимф, было пророчество о том, что любовь может исцелить бога от пожирающей Тьмы, чтобы тот вновь стал основным наблюдателем за миром и которому простятся все грехи.

Кем же будешь ты, милый друг, может ты примкнешь к темному богу и приведешь его к всевластию, или станешь тем кто сделает все для того, чтобы победить темного раз и навсегда? Это лишь твой выбор, сделай его правильно!


Анкета: http://ardazia.beon­.ru/0-5-anketa.zhtml­
Роли: http://ardazia.beon­.ru/0-4-roli.zhtml
Важно: http://ardazia.beon­.ru/0-2-vazhno-k-pro­chteniju.zhtml
Правила: http://ardazia.beon­.ru/0-3-pravila.zhtm­l
Флуд находится в альбоме.
Онлайн: http://ardazia.beon­.ru/0-6-onlain.zhtml­

пятница, 16 ноября 2018 г.
Кино Sheppards 14:36:49
Что ж, я побывала на Фантастических тварях. Пошла вчера в кинотеатр, рано (ну как рано, в 8 утра) утром встала, чтобы к 10:00 успеть, а мне говорят, что у них технические проблемы и они не смогут показать. Вчера ходила расстроенная, написала в лс группы, мол будет ли сеанс на завтра (сейчас уже сегодня). А когда мне ответили? Правильно, в 9:45 сегодня, когда я уже билет купила, класс, спасибо)0)
Пересматривала первых Тварей вчера, чтобы вспомнить и проникнуться этим миром, и знаете, что я скажу? Второй фильм разительно отличается от первого. Второй фильм уже больше похож на ГП 4-6 частей (7 и 8 я не смотрела уже, уж больно там все мрачно, все медленно. Я лучше перечитаю лишний раз, чем фильм посмотрю). Но если в ГП всегда можно было обратиться к книге, то тут уж - извольте! Неприятное впечатление от фильма как раз из-за некой мрачности. Да-да, знаю, война и все такое, все создает атмосферу и т.п. И еще отрывочность, обрывистость. То ли экшна много, то ли намеренно так сделали - не знаю. ГП я не смотрела из-за этого, но конечно же, Тварей я продолжу смотреть и ждать. Ага, каждые два года, мне уже 26 будет на момент выхода 5го фильма, ну(
А дальше - спойлеры. Не открывайте, если вам дорого впечатление в кинотеатре, а не дома, скролля беон))0)
Подробнее…Огромное впечатление на меня произвел финал фильма. В смысле Криденс - Аурелиус Дамблдор? Как мама Ро впихнет нового брата Альбуса в канон Гарри Поттера? Но прочитав яростное обсуждение уже просмотревших фильм, я склонилась к мысли (чьему-то там мнению), что все это - игра Гриндевальда. Звучит чрезвычайно логично? Что там Гриндевальд говорил в начале фильма? Только Криденс справится с великим волшебником Альбусом Дамблдором. А как лучше это сделать? Мало того, чтобы привлечь Криденса на свою сторону, нужно его еще как-то настроить против Дамблдора. Это у него получилось. Палочка Криденса - откуда? Без заклинания умудрился почти разрушить скалу? Ну тут, мне кажется, можно объяснить тем, что он все-таки обскур. Очень сильный обскур. Кто знает, на что они способны, ведь никто не пережил своего 10-летия, по словам Ньюта. А может - это ляп, кто его знает. Но я не люблю ляпы в фильмах, предпочитаю хоть как-то их объяснить.
Далее по впечатлениям - Куинни с Гриндевальдом. Я бы написала: "ОГО ДА КАК ОНА МОГЛА ПОСМОТРИТЕ НА ЭТУ ПРЕДАТЕЛЬНИЦУ", но я не могу. Куинни прекрасно можно понять, если постараться. Да и такое развитие персонажа показывает нам его человечность. Она не идеальная, хотя иногда у меня возникала такая мысль при просмотре первой части Тварей. Она - человек. Да и Гриндевальд умеет запудривать мозги своими речами. Немного оффтопа: Деппа я признаю в этой роли. Он прекрасно с ней справился. А заметили отсылку в начале фильма, когда убивают супружескую пару магглов, а потом и их сына? Не-а, ничего не напоминает. Но ситуация тут, на самом деле, страшная. И показывает Гриндевальда и его приспешников безжалостными ко всем магглам убийцами. Коими они, собственно, и являются. Но стоит отдать должное, их речам невозможно не проникнуться. Кто из волшебников не хочет свободы? Та же Куинни последовала за Гриндевальдом потому, что он обещал свободу, которую она так хотела для себя и Джейкоба.
Читала также, что всем показалось странным то, что Куинни в начале фильма околдовала Джейкоба. Типа зачем, он и так ее любит. Да, он ее безумно любит, но Куинни сама дала ответ на этот вопрос. Она хотела замуж, Джейкоб - нет, потому что боялся за нее. В сообществе американских магов же нельзя контактировать с магглами, а тут волшебница хочет замуж за маггла. Вот Куинни и околдовала Джейкоба, чтобы по-быстрому выйти за него, а потом бы сняла заклятие. Не разводиться же им потом.
И все же странно, что Куинни так просто бросила Джейкоба в этом здании с пламенем и последовала за Гриндевальдом. Она же, вроде как, ради него и хочет этой свободы, не? Или ей просто в самом деле нужен был предлог? Как бы то ни было, такое развитие персонажа меня устраивает. То, кого мы считаем идеальными, могут поступать так... по-человечески? Сколько было персонажей - идеальных, неподкупных, действующих всем поперек, но справедливо, и как мы хотели быть такими же. А тут протагонист вступает на тропу, которая так не похожа на его философию. Это, наверно, так же, как если бы Луна Лавгуд сражалась бы на стороне Волдеморта. Как? Почему? Но, как я уже писала выше, Куинни можно понять. И я ее, наверно, понимаю. Не чувствую к ней ненависти или злости. Возможно, она запуталась? Честно говоря, я весь фильм боялась, что убьют ее или Джейкоба, а тут вон оно как вышло.
Джуд Лоу в роли Дамблдора. Что я могу сказать? Для меня - убедительно. ЧЕРТОВСКИ радует, что мама Ро наконец дала ответ на то, почему Дамблдор так уклонялся от битвы с Гриндевальдом. И это не всякие отговорки, мол он все-таки мой бывший друг, соратник, любовь, поэтому я не могу. Нет, тут клятва на крови. ДА, СПАСИБО! Логично и правильно. Все эти недовольства мол почему Дамблдор - профессор ЗОТИ, он же был профессором Трансфигурации, или Макгонагалл, которая была в фильме, но по другим источникам - родилась в 1935 году, тогда как в фильме действия происходят в 1927, лично для меня СОВЕРШЕННО неважны. Мне даже смешно, с какими гневом это все пишут. Нет, ну вам серьезно не наплевать? Про Дамблдора можно что-нибудь придумать - кто ему запрещал быть профессором ЗОТИ до Трансфигурации. А Макгонагалл разве не может быть матерью Минервы?
Мне больше понравился гриффиндорец Маклагген, который так бойко отвечал Дамблдору и даже защищал его от сотрудников Министерства)) ОТСЫЛКА ЗАСЧИТАНА, МАМА РО! И еще классный момент - когда сотрудники Министерства врываются на урок Дамблдора; один из них говорит студентам уходить, а они все дружно смотрят на Дамблдора и ждут его ответа. НЕТ, НУ ВЫ ПОНЯЛИ, КТО ТУТ БАТЬКА, ДАДА??? Дамблдор во все времена Дамблдор со своим авторитетом.
Вообще понравились все моменты, связанные с Хогвартсом. Было приятно вновь увидеть знакомые мантии разных факультетов и уже с полнейшей осознанностью искать цвет своего факультета)) Воспоминания Литы было интересно смотреть. Заносчивые гриффиндорки, травящие слизеринку - это вам не слизеринки, травящие гриффиндорок. На всех факультетах есть неприятные особы, не только на Слизерине *слизеринец негодует*
Ну и конечно же, новые Ньютовы звери, как без них. Тут мне сказать нечего, я лишь восхищаюсь ими всеми. Детишки ниффлера - утю-тю))) Поумилялась я знатно, конечно.
Мурашки по коже шли от момента с пламенем Гриндевальда и борьбой с ним. Это было ООООЧЕНЬ красиво и эффектно.
Для меня момент с открытием челюсти был в финале про Аурелиуса Дамблдора. Но, как писала выше, все-таки я думаю, что все это - большая игра Гриндевальда. Феникс? Что феникс? Разве нельзя любого цыпленка поджечь? НУ ДОПУСТИМ, что все-таки Криденс - Дамблдор, а его мать - тетя Альбуса, Аберфорта и Арианы. Как ее там? Гонория. Теория тоже имеет актуальность и в принципе за уши не притянута. Хотя все эта ситуация с Крид... а, ну ладно.

Итак, мой вердикт?.. Фильм другой по сравнению с первой частью, но хуже от этого он не становится. Я намеренно не хочу искать грехи в фильме, потому что знаю, что их куча. Для меня, прежде всего, этот фильм - возможность по-новому взглянуть на столь любимый волшебный мир и вновь проникнуться этим волшебством, как когда-то у меня это получилось с книгами Гарри Поттера. Заклинания, палочки, Хогвартс, Министерство Магии Франции - о даааа))) В фильме есть и старое, и новое. Еще раз в кино я не пойду, но пересмотрю с удовольствием.

­­


Фига се я полотно накатала.

Категории: Фильм, Мысли
сиджиай, давай, дерзай CheryJery 14:24:51
Штука в том, что помимо рисовального скила вам придется качать и рисовально-любовный­. Да-да, прокачка любви к рисованию это отдельный скил, и до тех пор пока вы не освоите это, вы так и будете на уровне "завтра, потом". Вы думаете все эти люди с артстейшенов и девиантартов, которые выдают эпик один за другим каждый день 24\7 имеют огромную силу воли и клиническую склонность к мазохизму? Да они просто торчат от рисования! Вы задаете все эти глупые вопросы: что, если не знаешь, что рисовать? что если у тебя низкая самооценка и тебе не нравятся твои работы? а что если то, а что если это. Эти вопросы говорят о том, что вы хотите чего угодно, кроме рисовать. Хотите, чтобы вами восхищались? Или вам кажется, что творческая работа это халява? Не рисуйте. Пожалуйста, нет. Не мучайте себя и не позорьтесь.
Если творческий зуд вас все же не покинул, то после избавления от иллюзий и снятия с себя корон появляются хорошие вопросы. Например, такие:"а как полюбить рисование?" Это ваша точка отсчета. С того самого момента как вы задали себе(или вовне) этот вопрос, дела ваши пойдут, поедут. Итак, как же полюбить рисование? СЮРПРИЗ: начните рисовать. Начните замкнутый круг. Первый оборот будет выглядеть как точка с линией вверх, очень ебучей, как в гору с санями. А затем вы замкнете круг и получите непрерывный поток энергии. Это понятно? Вопрос - точка, линия - ваши по началу натужные дела, которые со временем начнут затягивать вас в бесконечную воронку желания рисовать.
Вот как это работает? Вы садитесь, согбенный и хмурый с бумажкой рисовать...МАМКУ ВАШУ допустим. Вот вы берете карандаш...хотя нет. Вот вы прокрастинируете пол часа, натачивая карандаш до острейшей остроты(которая вам разве что для дырок в фольге пригодилась бы), затем шарите еще минут десять по белому листу в панике:"с чего начать-то?". Наконец совершаете пару боязливых случайных линий. Допустим. Начало положено. Первая линия - тут будет голова, вторая - тут все остальное. А какая голова? Хммм. Как ее, голову, рисовать-то? Мааам! Сними ты уже этот пожухлый полотенчик с голыми бабами! и тут....перед вами возникает
Ага, голова. Похожа на яйцо. Это зацепка! Яйцо это образ, образ связ